Главная Контакты Карта сайта




23 April, 2024
Либерально-демократическая партия Украины
UKR     RUS     ENG
Свобода каждого - основа свободы всех


Партия
Новости ЛДПУ
Проекты
Либерализм: теория и практика
Институт Либерализма
Голосование
Фотоархив
Вопросы и ответы

Вход

Адам Кузнец:Образ новой экономики: экономика инноваций, экономика интеллекта, экономика впечатлений

24.07.2008
(По поводу семинара)
Адам Кузнец / "Полит.ру"
Версия для печати
Этой подачей сайт ЛДПУ и Институт либерализма продолжают серию публикаций, которые не претендуют на образование молодых экономистов и предпринимателей, но могут дать им толчок к изучению источников или даже к созданию новых бизнесов. Можем напомнить о публикациях о частных островах или, например, о парадигме собственности. Иногда мы даем публикации без комментариев или с небольшими комментариями экспертов. Поскольку на сайте Полит.ру вывешено резюме семинара, что весьма неплохо ввиду отсечения несущественных моментов, ограничимся пересказом „своими словами” и соответствующим комментарием.

Наши эксперты в долгу перед широкой либеральной общественностью. До сих пор нет четкого либерального ответа даже на круглый стол о либерализме, в котором не участвовал ни один либерал.

Семинар был открытым, но не интерактивным, и, чтобы попасть на него, нужно было жить в Москве, или хотя бы побывать там в нужное время. Наши российские друзья, появившиеся было в прошлом году в наших пенатах, планировали ряд совместных мероприятий, в том числе серьезные научные конференции, первая из которых должна была пройти в до сих пор не переименованном Калининграде, исчезли, как утренний туман, так же неожиданно, как и появились. Иные совместные мероприятия, о которых узнаешь из прессы, таковы, что можно только радоваться неприглашению на них наших либералов.
Сайт Полит.ру хорош, и антиукраинских высказываний на нем поменьше. А если есть, то потоньше. Тема была сформулирована как чисто экономическая, но дискуссия стала междисциплинарной. Отмечалось, что новая экономическая ситуация предполагает иные формы социального взаимодействия, нетрадиционное потребительское поведение и пр. Без учета "человеческого фактора" сложно понять экономику нового типа. Новая экономика, как я всегда утверждаю, неэкономна в принципе, хотя в свое время тов. Брежнев и убеждал нас в ином. Разумеется, в своем обеспечении он был заведомо неэкономен, как заведомо неэкономно обеспечение за счет налогоплательщиков г-д Медведева и Ющенко.

Возникает новая экономика перманентно и характерна двумя процессами, которые происходят одновременно.

Во-первых, идет очень быстрый рост инноваций, не только технологических, но самых разных: постоянно открываются и закрываются предприятия, создаются новые социальные комбинации и т. д. Если темпы изменений не снизятся, мы окажемся в положении человека, который попал внутрь калейдоскопа. Потребитель, уже притерпевшийся к огромному количеству фальсификаций креативных брендов одежды и других товаров, каждый день видит новые бренды, отечественные и иностранные, а также отечественные, маскирующиеся под иностранные.

Во-вторых, как говорят участники семинара, идет очень быстрый процесс обогащения примерно 1/3 мира. С этим положением трудно согласиться в связи с решительным прогрессом стран БРИК. Но с тем, что с глобальным расширением передовых производств и услуг, возможностей работника, который часто уже не привязан к рабочему месту на заводе или офисе, увеличиваются возможности индивидуума, которые он использует в более интересной работе, более разнообразном отдыхе и, разумеется, резко меняющемся потреблении, причем не только количественно, но, прежде всего, качественно, можно и должно согласиться.

Какие феномены мы видим? Формируется экономика интеллектуального потребления, когда человек потребляющий не менее креативен, чем производитель. Этот феномен вызывает к жизни новые сервисы, новые отрасли экономики, которые можно назвать экономикой впечатлений. Яркий пример экономики впечатлений - это культурный туризм, для которого требуется инфраструктура: гостиницы, транспорт, обслуживание и пр. Эта экономика возникает и развивается потому, что люди хотят и требуют новых впечатлений. Человек, интенсивно работающий и сохраняющий благодаря цивилизации возможности сохранить начальный тонус для впечатлений, в том числе экстремальных, сполна их получает.

Тут постмарксистские семинаристы не преминули заметить, что такое поведение в рамках марксизма называли воспроизводством человеческого капитала. Марксизм тут ни при чем, учитывая то, что мозговые усилия хозяев, менеджеров и других умников в марксизме вообще стоят круглый нуль. И без марксизма ясно, что этот капитал воспроизводит цивилизация, в том числе здравоохранение, на которое в США идет сейчас 16-17% ВВП, образование, экономика впечатлений. В странах СНГ этому сектору уделяется пока мало внимания. Самый важный ресурс сегодня – это время. В индустриальную эпоху время четко подразделялось на рабочее и нерабочее, свободное. Сейчас то время, которое раньше считали свободным, перешло в сферу экономики - это время, когда осуществляются инвестиции в свой собственный человеческий капитал.

Инновативность научно-технического прогресса сейчас такова, что резко превышает возможности людей освоить те возможности, которые заложены в купленных ими приборах. Покупатели мобильных телефонов не только не могут использовать все имеющиеся в них функции, но в большинстве случаев даже не знают о многих из них. Я вот тоже не имею времени на это, потому меня устраивают простые надежные модели. Как бывший главный конструктор, заверю, что конструкторы, наконец, получили такие интернациональные возможности снабжения и элементную базу, что могут раз в полгода предлагать совершенно новые бренды. Технический прогресс опережает возможности и потребности людей. При этом темпы обновления техники настолько высоки, что несравнимы со сроком физического разрушения этих вещей. Технологи стараются, чтобы ЖЦО (жизненный цикл объекта) становился меньше. Эту тенденцию очень давно подметили американские авторами в области научной фантастики. Мода, которая заставляла приобретать все новые товары, хотя не износились старые, существовала и раньше, но она охватывала очень узкий сектор потребителей: на одну модницу приходилось 50-100 женщин, которые себе не могли позволить менять по два-три платья в сезон. Сейчас быстрая смена всех товаров потребления носит массовый характер, поскольку стала доступной. И это массовое потребление стало мощным двигателем экономики.

Развитие информационных технологий заставляет людей по-новому относиться к книгам, к потенциально полезным знаниям. Энциклопедисты-люди исчезают, энциклопедии разного качества заполнили ИНет. Информации почти столько же, как и дезинформации. Взаимоисключающие патриотические изложения историй государств СНГ занимают больше места в Сети, чем освещение инноваций. Реклама креативна, но не информативна. Все надо пощупать своими руками. Семинаристы сомневаются, реальна ли в таких условиях модель рационального выбора. Но, несмотря на все это, думаю, что новую модель выбора, когда мы не можем проверить 95% того, чем мы пользуемся, чтобы она не была стадной, статистической, можно создать. Считаю, что поможет этому выбору система обменов информацией в клубах, форумах и т.п. Развитые сайты и форумы с реальными оценками специалистов и пользователей с опытом будут скоро стоить весьма дорого.

Важная черта новой экономики – соотношение издержек на производство товара и его продвижение. И с этим можно согласиться. Сегодня производственные затраты составляют лишь четверть розничной цены: все остальное – это плата за продвижение товара. Постепенно стирается грань между производственными издержками и транзакционной составляющей. Все больше производятся не товар, а социальный статус, социальные сети.

В новых условиях производительность услуг растет не такими темпами, как производительность товаров, но это явление временное. Вообще, наши экономисты от власти вспоминают о производительности национального хозяйства тогда, когда нужно обосновать относительное снижение заработной платы, в то время, как нужно было бы обосновывать совсем иное - снижение сверхприбылей монополистов. Такое положение с экономической "наукой" мы видим уже 20 лет. Только ЛДПУ всегда решительно выступала против абалкинско-пинзениковских ограничений зарплаты.

Основная часть услуг еще носит массовый характер, но и здесь процесс индивидуализации быстро нарастает, услуги все больше становятся креативными. Иными словами, и в этой области начался переход от экономики бедности к экономике богатства, которое я назвал бы относительным богатством. Причем не обязательно богатством реальным, объемы которого можно было бы классифицировать, но и относительным богатством, я бы сказал, богатством впечатлений.

В бедном обществе преобладает недифференцированный спрос. Человек чувствует себя хорошо тогда, когда у него есть то, что есть у всех. Семинаристы на опыте сравнили и поняли, что так, как было в СССР, не очень хорошо.

В обществе более богатом происходит диверсификация спроса, которая ведет к диверсификации предложения. Человек чувствует себя хорошо тогда, когда у него есть то, чего нет у всех или хотя бы у очень многих. Тенденция новой экономики - это тенденция к индивидуализации, а потому нарастанию креативности. Креативность подразумевает не дефицит, а разную цену на разный товар. И креативность стоит недешево. Кстати, именно креативности нехватает нашему туризму, в том числе и зеленому. В Венгрии хозяин усадьбы покажет вам уникальную коллекцию вин или старинного оружия. В Скандинавии отработаны уникальные маршруты. В Украине действительно креативны только некоторые маршруты, преимущественно экстремальные.

Правильно, что инновационные направления экономики, которые ранее в СССР ориентировались на госзаказ, на военную промышленность, сегодня работают на индивидуализированного потребителя.

"Экономику впечатлений" или "экономику интеллекта" можно описать известной пирамидой Маслоу. По мере удовлетворения массовых потребностей на первый план выходят потребности более высокого уровня. "Экономика ежовых рукавиц" сменяется "экономикой прихоти", и рынки чутко реагируют на новые потребности людей, предоставляя им максимальную свободу выбора. Меняется профиль человеческих ценностей. На первое место выходят ценности доблести и чести, а также презентации и даже тусовки (что менее интересно занятому человеку. Эти ценности получают свое отражение и в денежных транзакциях, что является определенной проблемой для постмарксистской экономики, в которой эта гуманитарная составляющая вообще никогда не учитываласьи , не имеет релевантного отражения в денежных индикаторах. В новых условиях все больше происходит переход к "экономике" дарения. По мере того, как люди становятся богаче, им все более свойственен патронаж, а в ближайшие годы такая практика, вероятно, станет еще более распространенной.

В новой экономике, по-видимому, перестает действовать первый закон Госсена - об убывающем предельном удовлетворении. Закон этот говорит о том, что второй глоток воды менее ценен, чем первый, и как только одна потребность удовлетворяется, человек переходит к другим. Но сегодня модель поведения совершенно иная, поскольку все больше и больше люди удовлетворяют не базовые потребности, а прихоти. Такое поведение можно обозначить как коллекционное: следующий элемент в коллекции не менее, а часто более ценен, чем предыдущий, а последняя марка редкой серии может стоить дороже всех предшествующих. В отличие от экономики традиционной, мы сегодня перешли на тот этап, когда потребляются блага, не имеющие прямых субститутов, а потому и их полезность не убывает. Так, человек, получая новые впечатления в рамках культурного туризма, не насыщается: каждая следующая страна может быть интереснее предыдущей. Закон Госсена говорит о предельной полезности, о том, что происходит при потреблении каждой следующей однородной единицы. Но смысл разговора об однородности, если все эти единицы разные, теряется.

Рациональность говорит о том, что при бюджетных ограничениях мы выбираем оптимальный набор свойств. Как только мы попытаемся сбросить индустриальные стереотипы с неоднородной продукции, у нас появляется очень много вопросов, но появляются и некоторые ответы. Почему у телефона столько функций? Это попытка дать каждому человеку возможность создать для себя оптимальную индивидуальную систему. Экономисты оказываются на пороге смены парадигмы, поскольку экономическое поведение перестало описываться традиционными экономическими законами – ведь иным стал сам человек-потребитель, изменились принципы производства и отношения производителя и потребителя.

"Экономика разнообразия" движима человеческим позиционированием, которое можно назвать "Походить и отличаться". Человеком в своих гуманитарных потребностях руководят две важнейшие движущие силы. Во-первых, он хочет быть принят в определенные клубы, сообщества. Это экономика коммуникаций, когда люди хотят быть уверенными, что им предстоит общаться содержательно, и они знают, с кем хотят общаться. Для того чтобы войти в эти клубы, нужно предъявить определенные атрибуты, сходные с атрибутами других членов сообщества. После того, как человек в клуб вошел, он должен заработать в нем репутацию, а для этого нужно не только быть похожим на других членов клуба, но и отличаться от них, иметь некие индивидуальные свойства. И современная экономика обслуживает именно эти потребности в счастливой и содержательной коммуникации. Новая экономика требует принципиально иных ценностей. Если старая экономика работала с массовыми ценностями, то новая – с групповыми и индивидуальными. Правда, работает она с ними пока не очень успешно, так как ценностные изменения опередили экономические возможности их учета.

На первый взгляд, в условиях новой экономики экономическое поведение людей теряет свою рациональность. Действительно, люди, для которых чрезвычайно велика ценность времени, тратят многие часы, стоя в пробках. Кажется, что это абсолютно нерационально, ценнейший экономический ресурс можно сохранить, если ездить в метро. Если говорить о себе, то, находясь в своем офисе близко от центра Киева, часто решаешь не брать служебную машину, а просто ходишь по делам в другие офисы в центре преимущественно пешком, и это быстрее, чем ехать. Но статусные ребята в неэкономичных бронтозаврах сидят под кондиционером и говорят по корпоративному мобильнику. А я бы сказал, что лучше вспоминть старые добрые селекторные совещания и с помощью сегодняшних технических средств превращать их в глобальные телемосты. Рациональность сохраняется, меняя форму, и становится разнообразнее. Некоторые часами стоят в пробках, потому что это норма их социальной среды. Находясь в пробке в большой Тойоте, человек чувствует себя безопаснее и комфортнее, чем в толчее метро. То есть если ценность времени и снижается, то растет ценность комфорта и статуса.

Критерий рациональности - это последовательное поведение, направленное на максимизацию удовлетворения в заранее определенной форме. Таких критериев становится все больше. Для резко ограниченной в средствах бабушки главный критерий рациональности – экономия средств. Поэтому она готова пожертвовать временем в поисках наиболее дешевого продукта, а потом еще постоять в очереди за ним. Для человека обеспеченного и занятого время - гораздо более важный ресурс, а критерий отбора – не цена, а качество и престиж. Поэтому такой человек не будет тратить время на поиски дешевого продукта или услуги. Экономия времени здесь не ставит под угрозу престиж и статус: ведь он будет делать покупки в крупной дорогой сети магазинов, бренд которой по идее обеспечивает и качество продукта. Это его рациональность. На индивидуальном уровне можно встретить много примеров иррационального относительно групповых норм и ценностей поведения. Чудак-миллионер может, экономя каждую копейку, приобретать продукты на рынке, делая тем самым отсылку к тем временам, когда был молод и беден. Тем более на Бессарабском рынке покупать так же престижно, как и в Фуршете в здании Мандарина. В то же время на уровне экономических моделей интересно групповое, клубное поведение.

Насколько индивидуализированным становится потребление? На первый взгляд, степень индивидуализации растет безгранично. Но если присмотреться, мы видим, что в значительной мере сохраняются все же групповое предложение и групповые предпочтения. Возьмем фильмы-блокбастеры, у которых огромная, многомиллионная аудитория. Каждый из этих фильмов индивидуален, но в принципе коммерческое кино строится на основе некоторых стандартных приемов, давно описанных и использованных в разной комбинации сценаристами. То же самое касается массовой литературы: каждая книга – индивидуальный продукт, но написанный по некоторым рецептам, есть даже учебники, как писать детективы, любовные романы и т.д. В крупных сетевых магазинах ассортимент товаров на первый взгляд огромен и кажется, что выбор при покупке делается случайным образом. Но групповая принадлежность проявляется на уровне выбора самого магазина, так что это уже групповое, а не полностью индивидуальное поведение. Да и в том случае, когда человеку кажется, что он делает строго индивидуальный выбор, - это часто иллюзия. Эту иллюзию специально создают производители, "расцвечивая" по-разному базовую модель товара, и, кажется, что каждый потребитель получает свой индивидуальный товар.

В новой экономике потребление играет значительно большую роль, чем раньше. Пока экономика в большинстве своих секторов на индивидуальные запросы потребителя не ориентируется. Потребитель не имеет возможности предъявить свой консолидированный спрос. Там, где этот спрос предъявляется, экономика вынуждена его учитывать. Как, например, с культурным туризмом и массовой ориентацией на получение новых впечатлений.

Так все больше будет происходить не только с особо богатыми людьми, но и в гораздо более массовых масштабах. Арабские шейхи давно уже имеют возможность заказывать себе автомобили с золотом и бриллиантами в качестве декора, но их положение – еще не свидетельство новой ситуации в экономике, но лишь узкий фрагмент отношений актора (заказчика) и агента (производителя). Так вот именно актору в новых экономических условиях будет принадлежать все более субъектная, активная роль. Если население будет становиться богаче, все более разнообразными станут запросы на то, что раньше называлось рекреацией. Эта отрасль экономики будет становиться все более разнообразной, а ее доля в ВВП - все выше.

Но, говорят семинаристы, если производство начнет ориентироваться только на запросы и потребности людей, то технический прогресс, развитие технологий просто прекратятся. Это сомнительно, так как мейнстрим человечества еще не отменен.

Рекламная индустрия создает сегодня спрос на новинки. Ножницы между запросами потребителей и предложением будут все больше усиливаться, и развитие технологического прогресса будет все больше опережать потребности.
Прогнозы в области инноваций и креатива строить сложно. Тем более, сегодня, когда не разработаны многие важнейшие теоретические вопросы. Когда речь идет о новой экономике, то многие понятия не имеют еще общепринятой и общепризнанной терминологии. Более того, даже в самом общем виде нет консенсуса даже в том, что является принципиально новым, инновацией, а что проявление давно (или не очень давно) возникшего тренда, просто проявившегося более ярко и заметно. До сих пор не удалось формализовать то, что понимается под "новой экономикой". В начале 2000-х годов разграничение было таким: то, что относится к индексу NASDAQ - это новая экономика, а то, что к Dow Jones - экономика старая, традиционная. Другой критерий: новая экономика – это когда оборачиваемость превышает естественную изнашиваемость товара. Но эта тенденция нарастала в течение всего XX века: еще в самом его начале реклама в США внушала потребителям, что в этом году не модно и даже неприлично ездить в автомобиле такого размера и формы кузова, как в прошлом. Может быть, новая экономика наступает после того, как превышен некий порог соотношения оборачиваемости и износа?

Еще один подход к проблеме- со стороны транзакционных издержек. Считают, что в 1870 году они составляли 25% цены товара, в 1970 г. – 50%, сейчас уже около 75%. Правда, я не уверен в адекватности этих данных. Но, может быть, именно доля транзакционных издержек - показатель новой экономики? Тогда какая их величина является границей новой и старой экономик? Как рассчитать это соотношение и какая доля клубных запросов характеризует наступление новой экономики? Инновационная экономика - это некий уклад, который сосуществует с какой-то другой, старой экономикой, или это состояние всей экономики в некоторых странах, начиная с какого-то момента? Как и должно, ответов семинар не дает. И на этом комплименте его участникам мы поставим маленькую точку.

Либерализм: теория и практика
Новости ЛДПУ
 
Новейшая история либеральных демократов в форумах


© 2005 Либерально-демократическая партия Украины.
Пресс-служба ЛДПУ: [email protected]. Для замечаний ипредложений: [email protected]
При использовании материалов сайта ссылка на www.ldpu.org.ua обязательна.
Разработка и дизайн - УРА Internet